Информация на сайте предназначена для лиц старше 18 лет.
Анатолий Васильев: Облученные Мужеством
Весной 1986 года самой радиоактивно-кровоточащей раной планеты стала авария на ЧАЭС. Немало лет минуло, но в апрельские дни снова и снова ликвидаторам вспоминается Чернобыль. Среди них был Анатолий Васильев (на...
Анатолий Васильев.Фото: Наша жизнь

Весной 1986 года самой радиоактивно-кровоточащей раной планеты стала авария на ЧАЭС. Немало лет минуло, но в апрельские дни снова и снова ликвидаторам вспоминается Чернобыль. Среди них был Анатолий Васильев (на снимке), вставший на пути ядерной беды.

Он закончил школу в деревне Большое Макарово Кашинского района. Выучившись по путевке местного райвоенкомата на водителя, ушел в Советскую Армию. Демобилизовавшись, шоферил в родном колхозе «Красная Звезда».

Свою вторую половинку Анатолий встретил на тверской земле, и молодая семья с 1982 года стала обживаться в Лихославле. Он трудился в «Сельхозхимии», жена — на перчаточной фабрике. Анатолий снабжал удобрениями некогда обширные сельхозугодия района. И так — до того дня, когда принесли очередную повестку.

Домашние переживали (у супругов росли сын и дочь), а Анатолий прятал тревогу: навыки по химзащите, хоть и поверхностные, в годы срочной службы получил.

И вот медкомиссия в Твери, затем — Москва, Курск, где облачили в порядком подзабытую военную форму, и Киев. Отсюда большой автоколонной тронулись в село Оранное. Распределились по частям. Анатолий становится старшиной 3 роты 2 батальона 26 Московской показательной бригады. С 8 января по 10 марта ребята жили в палатках по 30 человек большой и многонациональной дружной семьей.

За нашим земляком закрепили поливочную машину «АРС», но зимой поливать нечего, потому вместе с другими занимался дезактивацией на центральном цехе 4 реактора (ЦЦР), что был за стеною. Подъем в 5 утра, а через полтора часа чистые машины доставляли людей на заданные объекты. Перед каждым выездом старшина Васильев раздавал подчиненным средства индивидуальной защиты, настаивая, чтобы брали не по одному, а по три-четыре «лепестка». Каждому заходу на объект предшествовала дозиметрическая разведка: офицеры замеряли не только фон, но и контролировали время, отпущенное для работы.

Работали всего по пять минут. «Смывали со стен спецраствором жутко мрачноватую серую пыль и отбойными молотками долбили фундамент, на котором стояло оборудование. Работа, можно сказать, ломовая», — характеризует Анатолий.

«Лепестки» приходилось менять каждую минуту. Цемент высокой пробы, сущий монолит. Немало ребятам довелось пролить соленых потов! А еще надо после дезактивации стен обшивать их от пола до потолка листовым свинцом, для перемещения бобин которого требовалось не менее 10 человек. Тем же, кто работал на крыше, «светило» больше, чем в ЦЦР, потому больше одной минуты там быть не разрешалось. За 10 ходок в тебе уже допустимая доза. У рядового состава она равнялась 20, а у офицеров — 25 рентген.

Всего Васильев сделал на станцию 40 выездов. Затем, оставаясь в должности старшины роты, занимался лишь хозяйственными делами: обеспечивал водой, пищей, обмундированием новичков, провожал «старичков». Каждую субботу осматривал, смазывал, заводил закрепленную за ним технику.

Когда настала пора «демобилизоваться», сдал ее по описи в надежные руки. «Отлучение» от руля не повлияло на водительский профессионализм Анатолия. Он продолжал колесить по району. С началом перестройки, в 1988 году, сменил организацию, перейдя в городскую пожарную охрану № 38, где остается и по сей день, по существу тем же ликвидатором, хотя и другой, но тоже грозной стихии. Много раз выезжал на пожаротушения в различные точки района, к примеру, в Залазино, где горело четыре дома. Сам прямого участия в тушении не принимает, но его задача — всегда быть наготове, в кабине или возле машины. Ведь ежеминутно по рации может поступить команда убавить или добавить давление воды. Когда она кончается, едет срочно заправляться.

Он с сожалением говорит, что в последнее время участились возгорания в частном секторе, зачастую со смертельным исходом, а причина пожаров — человеческий фактор. Неблагополучные семьи — одна из болезненных язв современного общества. Васильев по-прежнему, несмотря на пенсионный возраст, на боевом посту № 1 и как ликвидатор чрезвычайных ситуаций стоит на страже здоровья и безопасности земляков. Скромный и сильный духом человек, он не афиширует своих «болячек». А ведь они нет-нет, да сказываются на самочувствии, заставляя обращаться к докторам…

Апрельским днем придет Анатолий на встречу с товарищами, теперь уже в Сквер чернобыльцев к памятнику, поставленному на собранные веем миром, в том числе и его соратников, средства. Сам Васильев внес 10 тысяч рублей. Много сделал для увековечивания памяти чернобыльцев председатель их общественной организации — «Серафимович», как они все его зовут. Вклад Сергея Серафимовича Иванова огромен и значим, как и строки выстраданных сердцем его стихов, вписанных в гранит памятника.

В.КРУГЛОВ, общественный корреспондент/Наша жизнь

Другие материалы рубрики

Пока ответов нет
Пока ответов нет

История о том, как в Лихославльском районе девочку-сироту «потеряли» органы опеки

Заслуженный спасатель
Заслуженный спасатель

В Калашниково открыта мемориальная доска Заслуженному спасателю России Василию Петровичу Смирнову

Во благо любимого «Василька»
Во благо любимого «Василька»

О том, как Крючковский детский сад вошел в сотню лучших в России

2008 - 2017 © 360tver.ru
360Тверь.ру — Новости Лихославля, Торжка, Калашниково, Спирово. 18+
Информация на сайте предназначена для лиц старше 18 лет.

Все права охраняются законодательством Российской Федерации.
Использование материалов сайта допускается только при наличии активной гиперссылки на него.




Нашли опечатку? Ctrl+Enter
Система Orphus


Создание сайтa - ТверьWeb