Информация на сайте предназначена для лиц старше 18 лет.
И был им капут!
Из воспоминаний уроженца Лихославльского района, ветерана Георгия Яковлевича Григорьева
Фото: ГАРФ

Утром в районе боевых действий нашего батальона неожиданно появилась бронемашина. Вышел человек, одетый в кожаное пальто без знаков различия, без головного убора. Через какое-то время прибыл связной от командира с приказом явиться в штаб.

Там я увидел Георгия Константиновича Жукова. Вот кто приехал на передовую! Состоялось короткое командирское совещание. Жуков обратился к нам: «Сдадим Москву немцам или будем до конца сражаться?» Мы дружно ответили: «Не сдадим!»

В его тоне приказа не было, была просьба: «Дорогие товарищи, я прошу вас…» Покуда шло совещание, его бронемашину немцы обстреляли и подожгли. На чем уехал Георгий Константинович, мы не заметили. Вскоре появился приказ командующего бригадой от обороны перейти к наступлению.

Мы вместе с комсоргом Вадимом, где в полусогнутом положении, где ползком, направляемся к солдатам. Убеждаемся – все готово, чтобы ринуться в бой. В 4.40 утра, после артиллерийской подготовки, мы встали во весь рост и со словами: «За Родину!», «За Сталина!», «За Москву!» – пошли в атаку.

Враг дрогнул, начал пятиться. В этом бою нам удалось продвинуться вперед, но ненамного, зато перемололи живой силы и техники врага порядочно. Большие потери были и с нашей стороны. В очередном бою и меня дважды покалечили. Один раз взрывной волной от бомбы выбросило на несколько метров. Пропал голос, и я совершенно оглох. Но с поля боя не ушел, отлежался несколько часов в окопе. На второй день минный осколок чуть не угодил в правый глаз. Это ранение было посложнее, но от госпиталя я отказался и через неделю с забинтованным правым глазом явился на передовую.

Так случилось, что наше решающее наступательное направление оказалось без танковой поддержки, что крайне затруднило наше движение вперед. И вот наконец-то появились наши могучие танки и с ходу ринулись в бой. Мы, пехота, бежали за ними. Но здесь случилось непредвиденное: танки наскочили на минное поле и один за другим стали взрываться и гореть. Остальные полдесятка остановились. Все свои запасы снарядов выпустили, отстрелялись, повернулись и ушли в тыл.

Наш батальон остался один на один с противником. Так близко, что слышны были немецкие голоса. Мы срочно начали рыть окопы, укрывались за деревьями.

Лежим в окопе с командиром роты и продумываем варианты боя. Я вспомнил своего отца, участника первой империалистической войны. Он мне рассказывал, что четырнадцать раз ходил в штыковую атаку. Глубокая вмятина на левой щеке – это немецкий штык оставил след на его лице. Приняли решение подняться в штыковую, но сначала пустить в ход «малую артиллерию» – ручные гранаты, зажигательные бутылки. Мы уже знали, что немцы на лобовую атаку не идут – боятся.

Они приняли другое решение – окружить нас. Частично это удалось сделать. Мы опять в полукольце. На ломаном русском немцы кричали: «Вы окружены! Москва капут! Сдавайтесь, будет вам жизнь, водка!» Тут мы поднялись и короткими перебежками ворвались в немецкие окопы. Был им «капут»! Немцы сдавались в плен, а мы продолжали наступление.

Здесь я вышел из строя, был тяжело ранен: перебиты обе кости в предплечье левой руки. Какое-то время правой рукой стрелял из автомата, бросал гранаты, потом, видимо, от большой потери крови, свалился. Вытащили с поля боя, погрузили в грузовую машину, отправили в санчасть, а затем – в Москву, в госпиталь.

Мы выполнили просьбу Георгия Константиновича Жукова и приказ своего командующего – не отступили ни на шаг, настойчиво грызли передовую немцев, медленно, но уверенно продвигались вперед.

Фашисты так и не получили Москву.

Политрук Георгий Яковлевич Григорьев – уроженец деревни Волхово Лихославльского района в действующей армии находился с первых дней войны. После ранения, о котором он пишет, воевал в составе Западного, затем Воронежского, а с осени 1943 года – 1-го Украинского фронта.

Из документов Лихославльского муниципального архива  /  Тверская жизнь

Другие материалы рубрики

История одного села глазами художников
История одного села глазами художников

Возрождение села Первитино, как туристической жемчужины Верхневолжья

Вокзал на маленькой станции
Вокзал на маленькой станции

Вокзал в Барановке — последний и самый старый деревянный вокзал на главном ходу Октябрьской железной дороги

У истоков Верхневолжья
У истоков Верхневолжья

Как история Тверской области связана с историей реки Волги

2008 - 3729 © 360tver.ru
360Тверь.ру — Новости Лихославля, Торжка, Калашниково, Спирово. 18+
Информация на сайте предназначена для лиц старше 18 лет.

Все права охраняются законодательством Российской Федерации.
Использование материалов сайта допускается только при наличии активной гиперссылки на него.




Нашли опечатку? Ctrl+Enter
Система Orphus


Создание сайтa - ТверьWeb